Главная » Статьи » публикации адвоката Загайнова

Как устроена система правосудия в США

Чем американская система правосудия отличается от российской?

Ирина АРТЕМОВА, 19 декабря 2015 (по материалам газеты "Уральский рабочий")

 

Российские адвокаты изучили работу американской системы правосудия в Сан-Хосе штата Калифорния. Помимо знакомства с методами работы адвокатских компаний, они побывали на заседаниях судов, познакомились с деятельностью медиаторов, занимающихся досудебным урегулированием споров, изучили основы американской системы правосудия, пообщались с судьями.

 

адвокат ЗагайновО том, как устроена система правосудия в США, чем она отличается от нашей, рассказал участник поездки адвокат Свердловской областной гильдии адвокатов, медиатор, Дмитрий ЗАГАЙНОВ.

— Российских юристов в последнее время будоражат планы введения адвокатской монополии на представительство интересов всех клиентов во всех судах. По этому поводу идут горячие споры. А как организована адвокатура в США?

— Ни один выпускник юридической школы не может заниматься адвокатской деятельностью и даже давать консультации, если не получит доступ к профессии (лицензию на право заниматься адвокатской, юридической деятельностью). Даже штатные сотрудники неюридических компаний обязаны его иметь. Если корпоративный юрист даст консультацию, не имея лицензии, ему грозят крупный штраф и потеря репутации. Для получения доступа к профессии необходимо сдать экзамен и стать членом ассоциации юристов. Ассоциация выдает лицензии и лишает их, разрабатывает кодекс профессиональной этики адвокатов, в котором указывается, за что адвоката можно привлечь к ответственности.

— Это требование распространяется только на адвокатов или также на прокуроров, судей?

— На всех. Чтобы стать прокурором или судьей, нужно состоять в этой ассоциации. Должность судьи выборная. Каждый судья избирается населением на 10 лет. Кандидат в судьи должен иметь хороший послужной список, опыт работы как в адвокатуре, так и в прокуратуре. Тогда у него есть шансы на избрание.

— Лицензия дает право представлять интересы клиента на всей территории США?

— Нет, только в том штате, в котором она выдана. Поскольку США — конфедерация, у них в разных штатах законы могут быть разными: например, в одном штате разрешено ношение оружия, в другом запрещено. Чтобы представлять интересы своего клиента в другом штате, нужно сдать там экзамен или привлечь к участию в процессе адвоката, имеющего лицензию в данном штате. В противном случае адвокат может только присутствовать в суде, быть консультантом. Выступать в суде он не может. У нас адвокат имеет право защищать клиента в любом городе и регионе.

— Чем еще отличается американская система судопроизводства от российской?

— В США по большей части применяется прецедентная система. Для того, чтобы выиграть дело в суде, адвокатам необходимо найти прецедент из практики суда того штата, в котором дело рассматривается, и предложить принять такое же решение. Но в Луизиане, как и у нас, применяется континентальная система, когда защиту выстраивают не на прецедентах, а на толковании законов.

— Как строятся взаимоотношения в судебном заседании между защитником, обвинителем, судьей? Имеет ли представитель обвинения какие-то преференции, например, по представлению доказательств? Признает ли их судья изначально неоспоримыми? У нас такие проблемы, увы, имеются…

— Американских адвокатов больше волнует проблема выстраивания отношений с судьей, чем с прокурором. Они смотрят, кому дело распределено, чтобы просчитать, какое решение судья может принять. Один из наших преподавателей — судья, ранее бывший прокурором — рассказал нам, что у них внутри юридической корпорации резкого антагонизма между представителями разных юридических профессий не существует, по отношению к коллегам они ведут себя достаточно корректно, хамство не допускается. Мы побывали на нескольких заседаниях в разных судах. Оказалось, что все происходит как в кино, фильмы отражают реальное положение вещей. Судья ведет себя достаточно корректно, объясняет свою позицию присяжным, может пригласить защитника к себе в кабинет, чтобы что-то обсудить. Прокуроры и адвокаты стараются эмоционально воздействовать на присяжных, поскольку они — простые граждане, на них нужно произвести впечатление (на судью эти приемы не влияют). Судья может даже пошутить.

— А если вторая сторона в споре — госорган? У нас суды нередко занимают его позицию.

— Если орган не прав и сторона защиты это доказала, спокойно отказывают представителю госоргана, фискальной службы. Но поскольку налоговая система в Штатах работает как часы, с налоговиками спорят редко, как правило, это делают крупные компании, когда начислены миллионные штрафы.

— Есть в американском суде состязательность сторон? Может ли адвокат представлять свои доказательства, а не только оспаривать те, что представлены прокуратурой?

— Адвокаты по уголовным делам не жаловались на то, что им запрещают добывать и представлять свои доказательства. По гражданским делам таких проблем вообще нет, так как у них существует обязательный досудебный обмен документами, стороны должны раскрыть свои доказательства, на которые они будут ссылаться, оппонентам. Адвокат может самостоятельно допрашивать свидетеля, оформлять его показания и представлять их в суде в качестве письменных доказательств. Суд, если сочтет необходимым, может вызвать свидетеля и еще раз допросить. Мы спрашивали: реальна ли состязательность сторон или это только видимость? Судьи сказали, что аргументы защиты и обвинения они заслушивают очень внимательно. Бывает и так, причем нередко, когда судья заходит в дело с одним представлением, а после заслушивания доводов меняет свою точку зрения. Из чего я делаю вывод, что состязательность там присутствует.

— Сколько стоят услуги адвоката, есть ли в США бесплатные адвокатские услуги для социально незащищенных граждан?

— У компаний, с которыми мы работали, нет социальной направленности. Они рассматривают адвокатскую деятельность как полноценный бизнес, и тот, кто к ним приходит, должен оплачивать эту работу. Оплата — почасовая, в среднем 400 долларов за час. В США есть подобие социальной адвокатуры, это адвокаты по назначению, но и они работают не бесплатно, их труд оплачивает не государство, как у нас, а ассоциация адвокатов.

— Как выявляют плохих адвокатов?

— У них существует рейтинги, в которых присутствуют все крупные юридические компании. Кроме этого, есть рейтинги успешных дел адвокатов. Любой может получить досье адвоката: где учился, где работал, в каких делах принимал участие, есть ли за ним дисциплинарная практика. В то же время адвокаты подчеркивают, что большая часть клиентов приходит в фирму только по рекомендациям: если качество работы адвоката кому-то понравилось, его рекомендуют знакомым. В то же время за деятельностью адвокатов наблюдает ассоциация. Хорошим мотиватором для добросовестного исполнения обязанностей является клятва. У нас тоже есть кодекс профессиональной этики адвокатов, под которым юристы подписываются при получении звания адвоката. Есть и адвокатские палаты, которые занимаются разбором дисциплинарной практики. Но у американцев адвокат может лишиться лицензии, если нарушит клятву и будет уличен в этом. У нас таких последствий не предусмотрено, особенно для не адвокатов. Поэтому, когда в процессе встречаются адвокат и не адвокат, получается, что адвокат связан нормами корпоративной этики, а другой юрист нет, и может делать все что хочет. Кодекс этики поведения должен распространяться на всех юристов без исключения, должен быть страх потери лицензии, чтобы не вести себя недостойным образом, не заниматься фальсификацией доказательств, не подделывать документы, не вводить суд в заблуждение. Когда юрист приходит в процесс и понимает, что его поведение может быть оценено не только с точки зрения закона, но и с позиций норм корпоративной юридической деятельности, это дисциплинирует.

— Могут американцы подавать иск в суд, не обращаясь к адвокату?

— В некоторых случаях. Как правило, гражданин не может подать даже жалобу или инициировать процесс без адвоката. Считается, что написание иска — работа специфическая, ее должен делать компетентный специалист, и к нему надо обращаться. Гражданин, когда пишет исковое заявление самостоятельно, может в нем описывать всю свою жизнь, а не указывать юридически значимые обстоятельства и ссылки на нормы права. Это мешает судье сразу разобраться: какое право нарушено, какую защиту хочет получить человек. Такой подход к подаче иска делает судебный процесс более дорогим и заставляет граждан искать несудебные способы урегулирования конфликтов.

— Как часто применяются примирительные процедуры?

— У них очень развита досудебная практика урегулирования конфликтов, особенно гражданских. Адвокаты встречаются и решают: идти в суд или нет. Суд тоже активно использует процедуру медиации. Если судья видит, что спор может быть решен другим путем, он рекомендует обратиться в организации, которые занимаются либо посредничеством, либо медиацией: это и частные организации, и аккредитованные при судах. В основном медиацией занимаются бывшие судьи. Они улаживают коммерческие и семейные споры, причинение вреда окружающей среде. Иногда к медиаторам обращаются как к независимым экспертам, чтобы оценить: какое может быть принято решение по тому или иному делу. Медиатор может готовить проект будущего судебного решения. Если стороны не пришли к решению вопроса после медиации, медиатор может направить в суд проект судебного решения, где изложит, как спор можно решить, и суд может это решение принять. В нашей практике такого точно нет. Кстати, такая практика позволяет разгрузить судей, у них нет такого наплыва дел, как у нас.

— Суды в США тоже делятся на гражданские, уголовные, арбитражные?

— Да, только это делается не так, как у нас. Например, в здании арбитражного суда рассматривалась апелляционная жалоба по уголовному делу, после чего тот же судья сразу начал рассматривать иск немецкой фирмы к компании «Гугл». У судей специализации, похоже, нет. Дела распределяет компьютер, судья заранее не знает, какое дело ему попадется: уголовное или гражданское.

— А у адвокатов есть специализация?

— Да. Крупные компании стараются охватить все вопросы. Есть фирмы, которые специализируются на беловоротничковой преступности (делах об экономическом шантаже, элементах коррупции, взятках), они не берутся за дела, связанные с насилием, убийствами. Фирмы, занимающиеся гражданскими делами, неплохо зарабатывают на недвижимости. Они сопровождают все сделки купли-продажи. Есть компании, специализирующиеся на налоговых спорах, защите интеллектуальной собственности. Около 40% адвокатов занимаются частной практикой, открывают свои кабинеты.

— А как обстоят дела с коррупцией?

— Коррупция у них есть, но она носит завуалированный характер в виде получения разрешений, устройства в какое-то учебное заведение и т. п. Открытых взяток там не дают. Есть и комиссия, которая отслеживает проявления коррупции. Как только к какому-то судье поступает такое предложение, он обязан об этом сразу доложить. Если он этого не сделает, то потеряет право заниматься юридической деятельностью навсегда.

выпусники Lincoln Law School
 
Фото из личного архива Дмитрия Загайнова.
Категория: публикации адвоката Загайнова | Добавил: zastypnik (09.04.2016)
Просмотров: 861 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Контакты
Адвокат Загайнов Дмитрий
620075,  Екатеринбург
ул. Кузнечная, 81, офис ИНТЕЛЛЕКТ-С



+7 (343) 3-610-110

sample map