Главная » Статьи » публикации адвоката Загайнова

Пределы допустимости критики в отношении политиков, представителей органов власти

мнимая прочность «Сознание своего достоинства делает умного

человека более скромным, но вместе с тем более стойким»

Честерфилд

 

Каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени  (ст. 23 Конституции РФ). Статья 152 ГК РФ посвящена именно защите чести достоинства и деловой репутации.  Для того чтоб  защищать свою честь, достоинство, доброе имя  необходимо иметь правильное представление о названных понятиях. 

Предлагаю обратиться к толковым словарям Ожегова и Ушакова:

«Честь» - достойные уважения и гордости моральные качества человека; его соответствующие принципы. Хорошая, незапятнанная репутация (иными словами это   мнение окружающих о человеке.)

«Достоинство» -  совокупность высоких моральных качеств, а также уважение этих качеств в самом себе (иными словами это  мнение человека о самом себе.)

«Деловая репутация» - это оценка профессиональных качеств гражданина или организации.

В совокупности честь, достоинство, деловая репутация гражданина определяют его доброе имя, неприкосновенность которого и гарантирует Конституция .

В целях обеспечения правильного и единообразного применения законодательства, регулирующего указанные правоотношения, 24 февраля 2005 года  вышло Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

Верховный Суд указал, что при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо руководствоваться не только нормами российского законодательства, но и учитывать правовую позицию Европейского Суда  по правам человека. В частности речь идет о ст. 10 «Конвенции о защите прав человека и основных свобод»,  согласно которой  каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Чаще всего в спорах по защите чести, достоинства и деловой репутации  ответчиками выступают средства массовой информации (СМИ).  В случае удовлетворения  судом требования  к СМИ,   в этом случае редакция обязана напечатать опровержение и  деньгами  компенсировать тот моральный вред, который недостоверная публикация нанесла лицу, обратившемуся в суд за защитой. Размер компенсации определяется судьями с учетом сложившейся практики и по своему внутреннему убеждению.  Как указал Верховный Суд РФ,  подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации. Иными словами, если взыскание ущерба может привести к разорению СМИ - это воспринимается,  как ущемление свободы массовой информации, и, как следствие, размер взыскиваемой компенсации подлежит соответствующему уменьшению. 

Обязанность доказывать достоверность распространенных сведений лежит на ответчике. «Обиженное» лицо обязано доказать только факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений. Если распространенные сведения являются достоверными, то податель иска обязан доказать, что распространенные сведения ущемляют его права и охраняемые законом интересы.

  В своем Постановлении Верховный Суд разъяснил какие сведения являются не соответствующими действительности. В частности речь идет  об утверждении о фактах или событиях, которые не имели места  в реальности  во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Так же Верховный Суд указал,  какие сведения являются порочащими. В частности, это сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении  нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении  производственно-хозяйственной и предпринимательской  деятельности, нарушении деловой этики или  обычаев делового  оборота, которые умаляют честь и достоинство  гражданина или  деловую  репутацию гражданина либо юридического лица.

 Все вышеуказанные положения отлично работают при защите чести и достоинства  обычных граждан, не публичных лиц. Но совершенно иная практика складывается, когда речь идет и защите чести и достоинства политиков. Государственных служащих, т.е. тех лиц, которые в силу своей деятельности обладают той или иной степенью известностью или публичностью.  

Нередко в своих публикациях журналисты очень резко оценивают деятельность того или иного политика, что у нормального человека вызывает негативную реакцию.   Политик, как любой живой человек, может оскорбиться на выпад со стороны прессы в свой адрес и требовать  защиты через суд своей  чести и достоинства. 

Здесь, полагаю, будет уместным  напомнить о праве  журналиста излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах, предназначенных для распространения за его подписью, которое закреплено в пункте 9 статьи 47 Закона от 27.12.1991 N 2124-1 «О средствах массовой информации».  Как пояснил Верховный Суд РФ в своем Постановлении (п.9),  оценочные суждения не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов, не могут быть проверены на предмет их соответствия действительности. В данном случае лицо, которое полагает, что высказанное оценочное суждение или мнение, распространенное в СМИ, затрагивает его права и законные интересы, может использовать предоставленное ему законом (п.3 ст. 152 ГК РФ и ст. 46 закона «О СМИ»)  право на ответ, комментарий, реплику в том же средстве массовой информации в целях обоснования несостоятельности распространенных суждений, предложив их иную оценку.

 Особый интерес в данном случае представляет практика Европейского Суда по правам человека.

Европейский суд обращает внимание на право журналистов обнародовать информацию по вопросам, представляющим всеобщий интерес, при условии, что они действуют добросовестно и на точной фактической основе, предоставляя "надежную и точную" информацию в соответствии с журналистской этикой 

(Постановление ЕСПЧ от 16.12.2010 , "Дело "Овчинников (Aleksey Ovchinnikov) против России" (жалоба N 24061/04)

Очень наглядным является  дело "Гринберг (Grinberg) против России»  (жалоба N 23472/03, Постановление ЕСПЧ от 21.07.2005)  

В свое время, а именно 6 сентября 2002 г., в  газете "Губерния" (Ульяновская область) была опубликована заметка под заголовком «Заявление». Автор публикации позволил себе некоторые высказывания в адрес будущего губернатора в ходе его избирательной кампании: «Во время избирательной кампании генерал обещал ульяновцам много. Но выполнил, с моей точки зрения, только одно: "воюет" с независимой прессой, с журналистами. Еще продолжаются суды по иску Шаманова В.А. к талантливейшему журналисту - ульяновцу Демочкину Г.А. Но преследование журналиста в уголовном порядке - это уникальный случай. Юлия Шеламыдова - главный редактор газеты "Симбирские известия" - осуждена на год исправительно-трудовых работ… Как могут три здоровых мужика, из которых два - генерала, в том числе один - даже герой России, "воевать" с женщиной, более того - с молоденькой девчонкой! Почему-то вспоминается поддержка Шамановым В.А. полковника Буданова, убившего 18-летнюю девушку. Ни стыда, ни совести! ».

Это дело условно можно назвать «ни стыда, ни совести», т.к. российские суды требовали от ответчика по иску  представить доказательства того, что у «генерала»  нет «ни стыда, ни совести». Поскольку ответчик не смог представить таких доказательств, суд обязал его выплатить в пользу подателя иска компенсацию в размере в общей сложности 7500 рублей (300 евро) и опубликовать текст  опровержения.

Чтоб разрешить данную ситуацию потребовалось вмешательство Европейского Суда по правам человека, поскольку национальные суды всех уровней были едины в своей позиции, что  утверждение о том, что якобы  у Шаманова В.А. нет «ни стыда, ни совести» является дискредитирующим и  поэтому подлежит защите.

Европейский Суд по правам человека обратил внимание на следующее:

-) свобода выражения мнения представляет собой один из основных принципов демократического общества и одно из основополагающих условий его развития, а также реализации способностей и возможностей каждого человека… Свобода выражения мнения распространяется не только на "информацию" и "мнения", воспринимаемые положительно, считающиеся неоскорбительными или рассматриваемые как нечто нейтральное, но и на оскорбительные, шокирующие или причиняющие беспокойство. Указанное является требованием плюрализма мнений, терпимости и либерализма, без которых бы не существовало "демократического общества"

-) Пресса выполняет существенную функцию в демократическом обществе. Несмотря на то, что пресса не должна переступать через определенные пределы, в частности, касаясь репутации и прав других лиц, а также необходимости предотвращения разглашения конфиденциальной информации, тем не менее, основной ее задачей является распространение - способом, согласующимся с ее обязательствами и ответственностью, - информации и идей по всем вопросам, вызывающим общественный интерес.

-) Европейский Суд напоминает, что… границы допустимой критики в отношении государственного служащего, осуществляющего свои властные полномочия, могут быть шире, чем пределы критики в отношении частного лица, поскольку первый неизбежно и сознательно открывает себя для тщательного наблюдения за каждым своим словом и поступком со стороны журналистов и большей части общества и, следовательно, он должен проявлять большую степень терпимости. Безусловно, политический деятель имеет право на защиту собственной репутации даже тогда, когда он не действует в своих личных интересах, однако интересы защиты репутации должны ставиться в сравнение с интересами открытой дискуссии по политическим вопросам

Как итог Европейский Суд признал нарушение Конвенции и обязал Российские власти выплатить заявителю в качестве компенсации морального вреда  1000 евро.

В своей практике Европейский суд делает различие  между утверждениями о факте и оценочными суждениями. В то время как существование фактов может быть доказано, достоверность оценочных суждений доказыванию не подлежит. Требование доказать достоверность оценочного суждения неисполнимо, и оно само по себе нарушает свободу выражения мнения, которая является основополагающей составной частью права, предусмотренного статьей 10 Конвенции 

(Постановление Европейского суда от 08 июля 1986 г. по делу  «Лингенс против Австрии» (Lingens v. Austria) Series A, 103 ,  §  46.  (прим. автора)-  Суд отмечает в этой связи, что факты, на которых г-н Лингенс основывал свои оценочные суждения, так же как и его добросовестность, никто не оспаривал (см. п. 21).

 Но даже если высказывание представляет собой оценочное суждение, соразмерность вмешательства может зависеть от того, имеется ли у данного высказывания достаточная фактическая основа, потому что даже оценочное суждение без какой-либо фактической основы, подкрепляющей его, может оказаться чрезмерным 

(Постановление Европейского Суда по делу «Ерузалем против Австралии», § 43, Постановление Европейского Суда от 24.02.1997 г. по делу «Де Хас и Гейселс против Бельгии», § 47, и Постановление Европейского Суда от 1 июля 1997 г. по делу «Обершлик против Австрии» (Oberschlick v. Austria), § 33, Reports 1997-IV).

 

Тило Саррацино В завершении будет уместным привести почти анекдотичный пример*, который произошел в Германии.  В публикации от 18 июня 2012 года в берлинской газете «TAZ»  бывший сенатор по вопросам финансов Берлинского Сената Тило Саррацина, политик SPD (известного своими провокационными и популистскими заявлениями), был сравнен со «старой шлюхой». В статье, в частности, было сказано, что политик «…в настоящее время используется журналистами как старая шлюха, которая является дешёвкой, но для определенных целей по-прежнему может быть весьма полезной…» Саррацин посчитал слова оскорбительными и попросил выдать запрет на дальнейшую публикацию подобных материалов и продолжение распространения данной статьи.  Однако 12 сентября 2012 Верховный суд земли Франкфурт-на-Майне указал, что ответчиком не были нарушены границы запрещенной оскорбительной критики (Schmähkritik). Для квалификации высказывания в качестве оскорбительного, необходимо, чтобы оно было направлено непосредственно на личность человека. При этом публичные персоны, коим является истец, должны мириться с рядом ограничений их общего права, которые обычно имеют любые иные частные лица. В спорной фазе слов клеветы не было, высказывалось оценочное суждение не по поводу личности истца или его публичного статуса, а характера взаимоотношений с журналистами. Суд посчитал допустимым тот факт, что ежедневная берлинская газета «TAZ» использовала острые и провокационные формулировки, которые, тем не менее, защищаются в рамках права на свободу слова и свободу печати. Судебный акт вступил в законную силу и обжалованию не подлежит.

Условно пределы допустимости критики в адрес политиков и государственных служащих можно к свести к следующим  тезисам :

1.    Пресса  свободна в распространении информации и мнений, если она действует:

q       добросовестно,

q       на точной фактической основе,

q      в соответствии с журналистской этикой;

2.     Публичные лица должны понимать, что подпадают под более широкие пределы допустимой критики, чем частные лица;

3.   Критика в адрес публичных лиц не должна переходить  на оскорбления;

4.   Если суждение оскорбительно, то оно не должно переходить на личность.

5.   Оценочные суждения журналиста, при условии соблюдения им п.1 , доказыванию не подлежат.

 

Адвокат    Загайнов Дмитрий 

http://advokat3d.ru

_________

* приведен авторский перевод текста с согласия Лины Тальцевой  

Категория: публикации адвоката Загайнова | Добавил: zastypnik (04.12.2012) W
Просмотров: 2835 | Рейтинг: 4.5/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Контакты
Адвокат Загайнов Дмитрий
620075,  Екатеринбург
Ул Кузнечная, 81, офис ИНТЕЛЛЕКТ-С



+7 (343) 3-610-110

sample map