Главная » Статьи » публикации адвоката Загайнова

Требовать от следователя разъяснений

Комментируя статью Павла Рукавишникова «Предусмотреть "ответственное хранение"», адвокат Дмитрий Загайнов, партнер юридической фирмы INTELLECT, акцентирует внимание на следующих нормах закона: возвратить вещь возможно только его законному владельцу, а не лицу, у которого оно фактически было изъято; если хранитель не в состоянии обеспечить сохранность вверяемого имущества, то он и не обязан принимать его на хранение. Также он подчеркивает, какие конкретно действия хранитель должен осуществлять, чтобы предмет не утратил свои свойства и мог в дальнейшем быть пригодным для доказывания обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

 

Проанализировав позицию КС РФ о необходимости применения специального подхода к разрешению в досудебном производстве вопросов о признании указанных предметов вещественными доказательствами, их изъятии и удержании в режиме хранения, адвокат приходит к выводу, что при передаче вещдока необходимо требовать от следователя разъяснений не только положения ч. 1 ст. 312 УК РФ, но и предполагает ли режим хранения предмета, который ранее использовался в предпринимательской деятельности, дальнейшую его эксплуатацию и в какой части.

Автор публикации поднимает одну из важных проблем при расследовании уголовных дел, в ходе которого принимается решение о признании предметов и документов вещественными доказательствами и последующем их обеспечении сохранности при уголовном деле до вступления приговора в законную силу. Однако в силу различных причин не все предметы, признанные вещественными доказательствами, в частности, в силу их громоздкости, большого объема партии товара, скоропортящейся продукции и пр., могут храниться при уголовном деле. Поэтому возникает необходимость в создании для таких вещественных доказательств, особых, а в некоторых случаях – специальных условий хранения.

Статья 82 УПК РФ как раз предлагает в таких случаях, после выполнения обязательных процедурных требований (составление протокола, фотографирования, опечатывания), вещественные доказательства, если это возможно без ущерба для доказывания:

  • передавать на хранение в порядке, утвержденном Правительством РФ (речь идет о постановлении Правительства РФ от 8 мая 2015 г. №449 «Об условиях хранения, учета и передачи вещественных доказательств по уголовным делам»);

  • возвращать их законному владельцу (речь идет об отказе от изъятия у владельца предметов, признанных вещественными доказательствами, – подп. «б» п. 1 ч. 282 УПК РФ с учетом постановления Конституционного Суда РФ от 11 января 2018 г. №1-П «По делу о проверке конституционности части первой статьи 81.1 и пункта 3.1 части второй статьи 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью "Синклит"»);

  • передавать на ответственное хранение владельцу;

  • передавать для содержания в специальные питомники (касается животных);

  • или при невозможности возврата передавать для реализации (касается скоропортящихся товаров);

  • либо после проведения необходимых экспертиз передавать для технологической переработки или уничтожать по решению суда (касается предметов, изъятых из оборота);

  • сдавать на хранение сторонней организации (например, в банк для хранения денег и ценностей).

Из представленного перечня видно, что законодатель предоставляет вариативность в поведении лица, признающего по уголовному делу предмет вещественным доказательством. Автор публикации выразил обеспокоенность, что после того как металлический резервуар был изъят и признан вещественным доказательством, следователь «возвратил резервуар на ответственное хранение лицу, участвующему в осмотре».

В данном случае не совсем понятно, что же на самом деле произошло по фабуле дела, так как в статье не приводятся именно те формулировки, которые содержатся в законе. (Допускаю, что, возможно, это связано с дословным цитированием текста протокола, где изначально неточно цитируется ст. 82 УПК РФ.) В частности, возвратить вещь возможно только его законному владельцу, а не лицу, у которого оно фактически было изъято. Данный момент очень важен для понимания, так как ответственность по ст. 312 УК РФ «Незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации» может возникнуть у лица только в случае, если имущество, подвергнутое описи или аресту, было вверено ему для выполнения конкретной функции, в рассматриваемом случае – передано на хранение.

 

Передача вещественного доказательства для хранения преследует только одну цель –обеспечение сохранности предмета без ущерба для доказывания юридически значимых обстоятельств по уголовному делу. Иными словами, на весь период хранения предмет должен сохранять именно те свойства и качества, которые ему были свойственны и присущи на момент изъятия и передачи для хранения, и быть пригодным для установления наличия или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию и имеющих значение для уголовного дела.

Из текста комментируемой статьи следует, что лицо, участвующее в осмотре, а впоследствии признанное обвиняемым, – не владелец металлического резервуара. Указанный резервуар находился в собственности юридического лица, а человек, которому резервуар передан для хранения, хоть и являлся работником предприятия, но не имел соответствующих полномочий от имени предприятия принимать на хранение указанное имущество.

И здесь возникает вопрос: если работник предприятия не имел соответствующих полномочий, то зачем принял на хранение? Если работник предприятия принимает имущество на хранение, то с формальной точки зрения он становится ответственным за обеспечение сохранности вверенного имущества.

На мой взгляд, приведенный автором пример не очень удачен и не иллюстрирует проблематику обеспечения сохранности вещественного доказательства. Не могу согласиться с тезисом автора: «Возврат на ответственное хранение в порядке ч. 2 ст. 82 УПК РФ – волевое действие следователя. Права не подписать соответствующий акт у лица и его адвоката нет...».

Перед тем как передать вещественное доказательство на ответственное хранение, следователь (дознаватель или судья) выносит соответствующее постановление, в котором определяет ответственное лицо (ч. 4 ст. 82 УПК РФ). Лицо, выносящее соответствующее постановление (в данном случае – следователь), обязано мотивировать его, отразить особенности уголовного дела, включая правовое и фактическое положение предмета, признанного вещественным доказательством, указать не только на необходимость его сохранности, но и наличие у ответственного хранителя соответствующих условий для обеспечения сохранности и неизменности вверяемого имущества. Если хранитель не в состоянии обеспечить сохранность вверяемого имущества, то он и не обязан принимать его на хранение. А если лицо, указанное как хранитель, по незнанию приняло имущество, то вправе обжаловать соответствующее постановление в установленном законом порядке (ст. 124 или 125 УПК РФ).

Поэтому считаю надуманной проблему с работником предприятия, который выступил от имени юридического лица хранителем без соответствующих на то полномочий, а затем был предупрежден об ответственности по ст. 312 УК РФ. Так как полагаю, что все возникающие риски, среди которых поименованы увольнение работника с предприятия, запрет эксплуатации предмета, устраняются за счет оспаривания принятых следователем процессуальных решений и определения именно того хранителя, у которого есть условия и возможности обеспечить сохранность громоздкого предмета, признанного вещественным доказательством по уголовному делу.

После того как хранитель определен и вещественное доказательство передано на хранение, ему разъясняются последствия ст. 312 УК РФ.

В ст. 82 УПК РФ используется несколько терминов, когда имущество, представляющее интерес для уголовного дела, снова оказывается у его же владельца, – это осуществляется путем «возвращения» или «передачи» вещественного доказательства.

Возвращение вещественного доказательства его же владельцу происходит в случае, когда это возможно без ущерба для доказывания. Как уже указывалось выше, все необходимые мероприятия с вещественным доказательством выполнены, и если необходимо, то проведены все экспертные исследования. В этом случае не производится разъяснение положений ч. 1 ст. 312 УК РФ и владелец вещи никак не ограничен по распоряжению своим имуществом.

Иной порядок – когда вещественное доказательство необходимо сохранить на протяжении всего уголовного дела, то следователь может принять решение о передаче вещи для хранения его же владельцу с разъяснением положений по ч. 1 ст. 312 УК РФ.

И здесь автор задает действительно важный вопрос: какие конкретно действия хранитель должен осуществлять, чтоб предмет не утратил свои свойства и мог в дальнейшем быть пригодным для доказывания обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела?

Согласно ч. 1 ст. 312 УК РФ, уголовная ответственность возникает за растрату, отчуждение, сокрытие или незаконную передачу имущества, подвергнутого описи или аресту, совершенные лицом, которому это имущество вверено, а равно осуществление служащим кредитной организации банковских операций с денежными средствами (вкладами), на которые наложен арест.

Таким образом, хранитель не должен совершать в отношении принятого на хранение имущества (вещественного доказательства) следующие действия:

  • осуществлять его растрату – т.е. использовать имущество, в процессе которого оно расходуется (потребляется),

  • осуществлять его отчуждение – т.е. передавать имущества в собственность третьим лицам (продажа, дарение, мена),

  • скрывать его – т.е. утаивать имущество от органов, исполняющих соответствующие процессуальные решения,

  • незаконно передавать – т.е. осуществлять фактический переход имущества во владение третьего лица без его формального отчуждения (сдача в аренду),

  • осуществлять банковские операции с денежными средствами (вкладами) – т.е. незаконно выдавать денежные средства со вклада его владельцу или осуществить перевод денежных средств на другой счет или совершить иные банковские операции.

Автор выразил мысль, что ст. 312 УК РФ может быть применена только в отношении имущества, подлежащего конфискации по приговору суда. Предложенное толкование верно, но только в отношении диспозиции ч. 2 ст. 312 УК РФ. Относительно ч. 1 ст. 312 УК РФ диспозиция статьи гораздо шире и субъектом ответственности может стать лицо, которому имущество передано на хранение.

Представляется разумным предложение автора о необходимости заключения договора ответственного хранения с лицом, которому передается вещественное доказательство на хранение. Однако в случае возврата вещественного доказательства его владельцу заключение такого договора является невозможным.

В вышеуказанном постановление Конституционного Суда РФ от 11 января 2018 г. №1-П, в п. 5, сформулирована следующая правовая позиция:

Изъятие и удержание в режиме хранения любого имущества, признанного вещественным доказательством, по существу, ограничивают права его собственника или владельца, причиняет им неудобство. Изъятие же и удержание предметов, используемых для производства товаров, выполнения работ и оказания услуг при осуществлении предпринимательской деятельности, тем более на длительный срок, создают негативный эффект не для одного лишь лица либо группы лиц: они способны существенно нарушить производственные циклы, затруднить исполнение обязательств собственников или владельцев изъятого имущества перед контрагентами, повлечь прекращение самой предпринимательской деятельности, что неизбежно ведет к ухудшению положения работников субъекта такой деятельности, вплоть до их вынужденного увольнения, т.е. затрагивает весь комплекс их прав в трудовых правоотношениях, в том числе право на защиту от безработицы.   Тем самым финансовые, материальные и прочие потери собственников или владельцев изъятого имущества и других лиц, включая публично-территориальные образования, при изъятии предметов, используемых для производства товаров, выполнения работ и оказания услуг при осуществлении предпринимательской деятельности, могут значительно превышать последствия изъятия вещей той же стоимости, но иного целевого назначения. Следовательно, требуется специальный подход к разрешению в досудебном производстве по уголовным делам о преступлениях в сфере экономической деятельности вопросов о признании указанных предметов вещественными доказательствами, их изъятии и удержании в режиме хранения, предполагающий, что такие изъятие и удержание должны быть скорее исключением, обусловленным обстоятельствами конкретного дела и особенностями этих предметов, в том числе информации, источниками которой они служат и которая необходима для раскрытия преступления.

Это, однако, не означает, что предметы, используемые для производства товаров, выполнения работ и оказания услуг при осуществлении предпринимательской деятельности, не могут быть изъяты у лица, не имеющего статуса подозреваемого, обвиняемого и не несущего по закону материальную ответственность за их действия, если такое изъятие является вынужденно необходимым для расследования уголовного дела и вынесения справедливого приговора, поскольку иначе объективно невозможно обеспечить сохранность и доказательственную ценность указанных предметов, избежать уничтожения следов преступления, а равно если без такого изъятия имущество может быть использовано для продолжения преступной деятельности. Вместе с тем обязанность обосновать необходимость такого изъятия, в том числе при возникновении судебных споров по соответствующим вопросам, лежит на уполномоченных лицах органов предварительного следствия и дознания, причем одной только ссылки на то, что данный предмет обладает свойствами вещественного доказательства, недостаточно для обоснования необходимости его изъятия.

Таким образом, с учетом позиции Конституционного Суда РФ, полагаю, что при передаче для хранения имущества, признанного вещественным доказательством, необходимо требовать от следователя разъяснений не только положения ч. 1 ст. 312 УК РФ, но и того, предполагает ли режим хранения предмета, который ранее использовался в предпринимательской деятельности, дальнейшую его эксплуатацию и в какой части.

Что касается заключения специального договора хранения с владельцем имущества, то это невозможно. Правомочие владельца имущества по его распоряжению ограничивается распоряжением публичного органа, наделенного властными полномочиями, что является самостоятельным основанием для возникновения прав и обязанностей (подп. 2 п. 1 ст. 8 ГК РФ, ст. 7, 17, 21, 82 УПК РФ).

 

Источник: «Адвокатская газета», №14 (319)/2020

 

Категория: публикации адвоката Загайнова | Добавил: zastypnik (24.11.2020)
Просмотров: 39 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
партнёры
адвокаты
Контакты
Адвокат Загайнов Дмитрий
620075, Екатеринбург
ул. Первомайская, 15, 11 этаж, офис INTELLECT



+7 (343) 204-74-94